dokoli

Categories:

Два вектора, два разных мира 2

И так, столкнулись два разных вектора, два разных мировоззрения. Один является этническим беларусом, другой представитель русского мира, по всей видимости, из «понаехавших» россиян.
На мой взгляд Анатолий Сайгон напрасно ввязался в эту дискуссию. Постараюсь объяснить почему...
Не нужно быть психологом, чтобы понять, с кем имеешь дело, глядя на эту спесивую физиономию, которая с циничным снисхождением издевательски кивает почти на каждое слово собеседника. Сайгон до самого конца дискуссии  так и не понял, что Голиков ведет себя с ним, как с дурачком. Ему уже с первых минут нужно было плюнуть в эту наглую рожу и послать его нах.
Я зашел на блог Голикова. В самом начале последнего своего ролика о протестах он заявляет: «Была Беларусь синеглазая, стала Беларусь синезадая», имея ввиду массовые избиения граждан.
Дальше я не стал слушать откровений спесивого русскомировца, который с таким презрением отзывается о стране, гражданином которой он является. Больше я и говорить о нем не хочу. Нет ничего более омерзительного, чем великорусское чванство и спесь.

А вот про Сайгона хочу сказать несколько слов. Я давно слежу за его творчеством. Просмотрел массу роликов с его «пасядзелками» и в чатрулетке. Были ролики где русскомировцы вели себя вызывающе и как последние подонки. Но никогда Сайгон не терял самообладания и самоконтроля. Никогда не опускался до матерщины и хамства. Грубого слова мне не доводилось от него слышать, не то что мата. Я был потрясен этим его срывом. На сколько для него не характерно такое поведение...
Во-вторых, Сайгон ввязался в абсолютно неравную схватку.
Если у него на вооружении националистическая «плеть», то Голиков сразу сразил его «обухом» государственной машины (которая за ним стоит) и «волеизъявлением народа на референдуме». (Кстати, и я к этому «волеизъявлению» руку приложил).
Если Сайгон опирается только на ростки недавно проклюнувшегося национального самосознания в той части НАРОДА, в котором только теперь начинает пробуждаться потребность в национальной самоидентичности, то Голиков опирается на давно сформировавшуюся и устоявшуюся русофильскую группу русскоязычной части НАРОДА.
Если Сайгон опирается на ту часть НАРОДА, который только недавно начал вспоминать свою национальную историю, свои культурные ценности, то за Голиковым стоят по прежнему одурманенные тотальной российской и государственной пропагандой массы, с еще советским, русифицированным мышлением.
Естественно Сайгон все это видит и понимает, в отличие от одурманенных и похуистических масс .
Он понимает, что беларуская нация на грани исчезновения. Ее, как лягушку на протяжении столетий, российские русификаторы медленно варили в русском «плавильном котле», по капле выдавливая все беларуское из беларусов.
Он это все видит и глубоко переживает нашу национальную трагедию.
Он понимает, что еще пять-десять лет такой государственной политики и процесс ликвидации беларуской нации может стать необратимым. Мы банально растворимся в русском этносе.
С таким раскладом сил Сайгон проиграл этот идеологический бой. Проиграл с большими имиджевыми потерями.
Хотя, сумей он сохранить самообладание, можно было бы более достойно выйти из этого поединка. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened